ПАМЯТИ Кандыбина Эдуарда Николаевича

 

    

     Я Кандыбин Эдуард Николаевич,1940г. рождения, 20 марта, окончил Комсомольский на Амуре Политехнический Институт, (ныне – Технический Университет), факультет Самолетостроение. В Москве работал в НИИ авиационной технологии и организации производства (НИАТ) на ул. Петровка,24 патентоведом. Проживаю: 111402 Москва, ул. Вешняковская,

     В 1970 году меня допрашивали представители КГБ на предмет хранения в рабочем столе копии патента нацистской Германии 30-х годов, официально сделанной в Государственной патентной научно-технической библиотеке (ГПНТБ) для патентных исследований, и визитки иностранца, полученной на международной технической выставке в Сокольниках. В провокационной параноидальной форме меня грубо спрашивали, с какими разведками я сотрудничаю, и что им передавал.             

      В 1990 году я имел 30 патентов на изобретения и 250 научных публикаций, а в 1991г. занял первое место во  Всесоюзном конкурсе ГКНТ (Госкомитет по науке и технике) на лучшую методику оценки уровня и прогнозирования технологического  оборудования и промышленных изделий. Это вызвало новый взрыв паранои КГБ и сексотов. Меня уволили с работы и стали проводить надо мной непрерывные военно-медицинские эксперименты. В квартиру 113, расположенную надо мной, завезли  психотронные облучающие  генераторы и стали проводить эксперименты, сопровождаемые жестокими пытками. Круглосуточное непрерывное облучение быстро привело к обездвижению, полной потери памяти  и полному разрушению здоровья. Непрерывный перегрев тела СВЧ сопровождается простудными заболеваниями, безудержной жаждой и отеками, температурное расширение мозга приводит к выходу глаз из орбит и сопровождается треском распираемых костей черепа, язык вываливается изо рта. Волосы выпадают клочьями, выпадают здоровые зубы, катастрофически теряется зрение. Даже нательный крест с цепочкой приводит к страшным ожогам от наводок СВЧ. Любые контакты с Московским комитетом  экологии жилища вызывают  возобновление страшных пыток, приводящим к инсульту, инфаркту  и онкологическим заболеваниям. Человек становится нетрудоспособным инвалидом. За несколько часов до операции по удалению у меня злокачественной опухоли, меня так переоблучили, что кровяное давление поднялось до уровня 250/140.  Врач хирург стал спрашивать меня, в чем причина такой аномалии, пришлось ему сказать. После этого зав. отделением городской клинической больницы № 24 Сухов Б.С. снял меня с операционного стола и вызвал бригаду скорой помощи, чтобы отправить меня в психиатрическую больницу. Но за меня вступилась моя жена, сказав, что психически я абсолютно здоров, тогда они стали оказывать давление и на жену, говоря, что она тоже психически ненормальная. После такой перебранки меня отпустили домой. В онкологический центр, где я наблюдаюсь, пришлось принести справку, что я психически здоров. Через год и три месяца у меня случилась непроходимость кишечника и мне уже в городской клинической  больнице № 57 срочно  оперировали злокачественную опухоль сигмовидной кишки. При этом я уже не говорил врачу, что меня облучают. Но даже после такой тяжелой операции меня продолжают облучать.

     За 20 лет пыток я, совместно с Московским комитетом экологии жилища, обращался за помощью во все госорганы, от радиологической лаборатории Санитарно – эпидемиологической службы, КГБ и Минобороны до Генпрокуратуры, Госдумы и Президента. В приватных беседах все сообщали, что тему психотронных пыток им обсуждать запрещено, а в  официальных ответах были отписки. Районный прокурор направил моё заявление в психоневрологический диспансер с требованием принудительного через суд заключения меня в псих. лечебницу по поводу, якобы, мании преследования. К счастью, суд отклонил эти требования.

  Государство делает всё, чтобы нанести мне максимальный физический и моральный ущерб, органы распространяют клеветнические слухи обо мне среди моих родственников и знакомых.

Мои обращения и обращения других членов нашего комитета, обращения от комитетов к президентам РФ Б.Н.Ельцину и В.В. Путину с требованиями прекратить проведения военно-медицинских опытов на людях без их согласия результатов не дали. Шли одни отписки. Одним из требований нашего комитета  к правительству, было требование создать комитет по биоэтике с гражданским контролем. Но до настоящего времени  правительством ничего не было сделано.

 

“Этот текст писал Э.Н. Кандыбин для Европейского суда  (его заявление с этим текстом и сейчас находится в ЕСПЧ), но 25 декабря 2010 года Кандыбин Э.Н.был убит, диагноз: черепно-мозговая травма, отек головного мозга. Кто это сделал всем понятно. Его жена дала нам его фото, но оно было вытерто из компьютера и из флешки. Была так же стерта информация о враче, который не стал делать ему операцию. Видимо падали в белом халате очень хотелось выслужиться перед преступниками. Ниже приводим текст, который преступники, войдя в чужую квартиру, влезли в компьютер, нашли запрятанную флешку и переделали текст на следующий день: «Хирургический врач  спрашивал меня, в чем причина такой аномалии, пришлось ему сказать, чтобы потом никто не винил его в моей смерти от кровотечения, т.е. стерли фамилию врача, который не стал делать Кандыбину Э.Н. операцию и хотел сдать его в псих. больницу»